Католические друзья знакомства для россии

Институт Святого Фомы провел Рождественскую встречу друзей (ФОТО) | "Сибирская католическая газета"

католические друзья знакомства для россии

Eden христианские знакомства - создан с целью, чтобы миллионы христиан всего мира познакомились с новыми людьми, нашли друзей и создали в. Знакомства по интересам» Католики - знакомства через Интернет. raykisasand.ga Является уникальным знакомства сайт, где католические 26, Россия I am communicative and have many good friends, but not so many close ones. Католический Союз заявляет себя на пути апостольского культурного и друзей простого народа, посредством изучения доктрины католицизма, в том.

И секты, секты, секты. Это не просто отличие, тут нужно что-то с этим делать. Нужно что-то делать с утратой духа универсальности. А дух универсализма, универсальности откуда может происходить? Всё-таки молятся же о единстве, о единении. Где он, в чем он?

Мне как-то очень трудно самому даже ответить на этот вопрос, поэтому к вам обращаюсь. В чем он — в сути веры, в исповедании веры или в культурных навыках, привычках, формате?

католические друзья знакомства для россии

Нет, если речь идет просто о, скажем, партикуляризме, доведенном до конца, — это язычество, по большому счету. На мой взгляд, просто сам дух христианства универсален. Если ты становишься христианином — ты его просто впитываешь. Это какое-то удивительное переживание вселенской полноты, целостности. Человек, переживший Пасху… Алексей Юдин: Это живое переживание вселенскости? Это живое переживание, и оно оказывается в противоречии с культурной партикулярностью.

И я вновь возвращаюсь к великим русским мыслителям. Наверное, они формулировали всё это отчасти и благодаря тому, что познакомились с универсализмом философской мысли. Но, тем не менее, эти интуиции, этот дух универсализма был выражен на православной почве. А в культурных особенностях? Вот говорили уже о комфорте. Это, понятно, метафоры былых времен. Что делать с этим огромным пластом культуры, который не православный? Вся пронизанная христианством европейская культура, наука — что с этим делать?

Некоторые считают, что нужно себя противопоставлять всему этому, как вырождению. То есть всё, что происходило во втором тысячелетии, — это угасание, это торжество гуманизма сатанинского, и, соответственно, тогда приходится с сожалением говорить: Музыка Баха — в ней тоже чувствуется этот тлен греха. Вам нравится эта музыка? Я вам объясню, что происходит: Я не являюсь филокатоликом. Мне некомфортно в католическом храме.

Для меня родная служба — это православная служба. Мне плохо за католической службой. Но нужно же быть справедливыми. Наши господа, критикующие католиков, говорят: То есть первую тысячу лет как-то жили с.

На самом деле один из серьезных вызовов для нас сегодня — это вызов разнообразия. И потом еще выясняется, что оно, это разнообразие, на самом деле было легитимным в первое тысячелетие. Один из самых болезненных моментов, которые я пережил в своей жизни, по-моему, — это чтение слов Сергея Иосифовича Фуделя, в какой-то из своих книг он говорит: А в православном храме — теплом, намоленном — разве можно себе представить такое?

Это, каким-то образом, в его опыт не включено. Нужна эта способность открыться для другого измерения — литургического опыта, молитвенного опыта, не осуждая его, а признавая.

Почему это тяжело делать? Потому что до нас уже было много людей, которые, несомненно, были умнее нас и благочестивей нас, но которые это отвергли. Что теперь с этим делать? Это проблема, которая связана, мне кажется, с учительством, с ролью учительства в Православной Церкви. У католиков есть магистериум, Папа говорит в общении с коллегией епископов и формулирует учение Церкви.

Мы, конечно, знаем, что по всему миру есть масса священников, целые приходы, в которых ни во что не ставят это учительство, к сожалению, но при этом все понимают, что эти люди совершают преступление против единства Церкви, против верности Церкви, тогда как в Православной Церкви я этого не чувствую.

Если в одном приходе меня, скажем, причастят я говорю сейчас, вспоминая себя как мирянина 15 лет назад, сейчас бы я, конечно, этого делать не сталто в другом скажут: И те, и другие — православные, храмы на соседних улицах.

Как к этому подойти Для диалога нужно, чтобы мы понимали, что мы говорим, именно на уровне серьезного учительства. Кто его формулирует, каково оно для этой православной полноты, на что мы можем надеяться в этом диалоге как католики?

Это очень важный вопрос. Разделение и полнота замысла Анна Данилова: Хотелось бы услышать разъяснение по вопросу об исповеди и причастии в контексте дискуссии последних недель. Не знаю, как в католических кругах, сейчас отец Кирилл нам, наверно, об этом расскажет, а в некоторых православных кругах встреча Патриарха и Папы воспринималась с большой настороженностью. Дескать, что это они вдруг встречаются, не будет ли здесь какой-нибудь унии.

католические друзья знакомства для россии

Мне кажется очень важным вспомнить, что Православная Церковь признает ряд таинств Католической Церкви. Правильно ли, отец Владимир, я понимаю ситуацию? Крещение, рукоположение ведь принимаются, католические священники принимаются в православие в сущем сане, а католики не перекрещиваются, а принимаются через покаяние, то есть исповедуются. На сегодняшний день практика такова, как вы ее описали.

По крайней мере, в Русской Православной Церкви. Она иная в Греции, и на Афоне католик будет перекрещен. У нас католический священник может быть принят в сущем сане. Я хотел бы прореагировать на другое. Вот отец Кирилл сказал, что в одном приходе так, в другом эдак.

У нас, в этом смысле, есть свой магистериум — это документ Русской Православной Церкви об отношении к инославию, но нельзя сказать, что он прямо очень четко объясняет позицию по католикам. Он открывает какие-то возможности; если вдруг что-то изменится — будет меняться и отношение к католикам.

Так что я думаю, что здесь четкого ответа нельзя дать просто потому, что практика менялась. Думаю, с точки зрения католического богослова это странно, это непоследовательно. Что это за богословие, которое вчера, скажем, говорит, что нельзя католиков принимать за христиан, а потом начинает принимать? Для этого есть определенная теория. Вчера мы говорили, что нет никакой благодати в Католической Церкви, а сегодня принимаем, епископа даже можем принять в сущем сане по икономии, по снисхождению.

Ну что ж за такая икономия, которая вдруг без рукоположения, без крещения, миропомазания принимает человека как епископа или священника? Внутреннее противоречие здесь есть. И в этом смысле как раз сам факт существования Католической Церкви, с которой мы взаимодействуем, является вызовом для православной мысли. Я сейчас хочу поблагодарить католиков за то, что они есть, потому что они не позволяют нам заснуть, погрузиться в эту тысячелетнюю дремоту.

И хотелось бы сказать уважаемым ревнителям, что здорово то, что перед нами стоит этот вызов. А вот случай из жизни. Я как профессиональный католик постоянно попадаю в какие-то смешные ситуации.

Однажды я попал в такую ситуацию, где из самых добрых намерений, человеческих и христианских, передо мной положили папку и сказали: Я открыл, стал читать. И вдруг я понимаю, что я читаю некий чин перехода католика в православие, но чем дальше я его читаю, тем больше мне становится смешно, я начинаю смеяться.

Потому что я понимаю, что читаю обратку, зеркалку буквально с того чина, который у нас, католиков, существовал в XIX веке. Только слова изменены, и там есть Aberratio отречениеи очень смешные вещи перечислены, от которых надо отрекаться. Я всерьез не мог его дочитать до конца, чем очень обидел моих православных друзей, которые из самых лучших побуждений предложили мне сие духовное лекарствие. Это я к тому, что есть и такая практика, современная.

Очень интересное замечание, что это может быть еще одним путем. Мне этот богословский ход мысли очень нравится. Наверное, он не понравится таким людям, которые всё знают о замысле Божьем. Кстати, читаешь какой-нибудь текст х годов, даже неофициальный, но это мнение Церкви, и там написано: Сейчас представить себе такую фразу в каком-либо католическом тексте просто невозможно. Это о переменах в большом контексте. Для меня в этом нашем межхристианском диалоге очень важны модели Церкви.

Потому что это зависит от того, как мы смотрим. Есть традиционная модель Церкви как тела, которая от апостола Павла идет.

В чем проблема с этой моделью? В том, что у тела есть четкая граница, то есть всё, что находится на миллиметр за пределами тела, никакого отношения к телу не имеет. И есть еще модель совершенного государства, Церковь как societas perfecta, совершенное общество.

католические друзья знакомства для россии

Но Второй Ватиканский собор выбирает другую модель — странствующего народа Божия, библейскую модель, которая позволяет внутри этого народа иметь большую или меньшую удаленность от центра, но при этом всё движется в одном направлении, а не в разных, не в противоположных, а именно в одном.

И поэтому проблема в том, чтобы удержать вместе и это единство, и наличие полноты, как мы верим, в Католической Церкви, и одновременно отказаться от позиции, что у нас здесь всё хорошо, а вы, если хотите, — присоединяйтесь. Потому что эта позиция как раз такова, что нам без вас плохо, мы страдаем без вас, у нас есть полнота средств для спасения, но это не мешает нам иметь дыру в сердце без вас, мы без вас не полны… Алексей Юдин: Об этой уязвленности очень часто говорят и документы современной Католической Церкви.

Но фразы о том, что это взаимные язвы, взаимные раны, иногда с православной стороны читаются раздраженно: Но они же взаимные! Это такое взаимное проникновение, обоюдоострое, что ли, как будто какой-то предмет их нанес. Я всё думаю о том, что всё-таки на Востоке иной не только язык, иная культура, но и время течет иначе, и это надо учитывать.

Католики немножко забежали вперед — со своими рефлексиями, со своими какими-то интересными экспериментами, иногда они, может быть, не очень даже интересны. Восток чуть-чуть опаздывает, но это его натура, это его специфика. Здесь надо набраться дыхания, подождать. Сейчас мы как-то совпали, поэтому мы можем сегодня об этом говорить. Вчера еще не могли, нас бы никто не понял. Алексей, будь я, например, мнительным православным, то услышал бы вас так: Нет, католики — не про прогресс.

Имеется в виду буквально, что поспешили. Не оправдывайтесь, не оправдывайтесь. Что сказали, то сказали. Нет, на самом деле, я понимаю, что я тоже поспешил, кого-то рассмешил, сам себя где-то странно повел. Вот по поводу того же филиокве два замечания, сначала серьезное, потом шуточное.

Было как-то сказано, что латинская проблема, означенная филиокве, — это перелет, Восток недолетает.

Институт Святого Фомы провел Рождественскую встречу друзей (ФОТО)

Истина же с большой буквы где-то посередине. И еще по поводу филиокве был такой разговор. Сидели две очень замечательные дамы, мною любимые, культурные, а я перед ними — живой католик. Дамы рассуждали про католичество, а я как-то немножко отвлекся мыслью. И вдруг одна дама другой говорит: Я про то, что время течет по-разному, мысль течет иначе, способ описания мира другой, но это всё про одно и то.

Я не знаю, как будет дальше развиваться православное богословие, но оно не может сегодня развиваться, не реагируя на то, что сказано католиками. Отец Георгий Флоровский был очень жестким и строгим, обвинить его в каком-то стремлении сдать православие инославным невозможно. И вместе с тем он принимал активное участие в экуменических контактах. Мы находимся в такой ситуации, когда нам приходится слышать позицию, слышать богословское мнение.

Невозможно сегодня жить в изоляции. А вообще сегодняшний мир, даже мир церковный, слышит богословие? Если хотя бы один человек слышит, то слышит. Если даже только один член Церкви услышит, если у одного члена Церкви возникает вопрос, то нужно реагировать.

Невозможно просто закрыть уши. Удобней всего было бы устроить мир так, чтобы он был полностью изолирован, не просто гетто даже, а разделить совершенно непреодолимой стеной: Но не получится. На каждую залетевшую чужую мысль нужно как-то реагировать. И сегодня беда, наверно, и трагедия для всех богословов — и православных, и инославных, что нужно жить в едином богословском пространстве, в пространстве тех мыслей, которые критикуют и православное, и католическое, и любое богословие.

Я не знаю, что произойдет. Может быть, найдутся какие-то суперкреативные умы, найдутся новые великие православные богословы, которые смогут выстроить такую форму конфессионального богословия, которая очень аккуратно прореагирует на вызовы другого, аккуратно прореагирует, корректно, когерентно на те вызовы, которые философская современная мысль предъявляет христианству… Не знаю, может.

Мне было бы интересно это почитать. В этом смысле я с интересом смотрю в будущее, вдруг такие появятся. А пока же мы взяли большую паузу, как. Приезжал к нам отец Мануссакис — вот, пожалуйста, один из живых православных богословов, которые готовы открыто реагировать на актуальные философские, мировоззренческие вызовы. Со своей стороны могу сказать, что католики очень чутко реагируют на восточное православное богословие — и на традиционные, и на современные его формы.

Это изучается, это входит даже в академический curriculum. Был такой замечательный человек, ставший в конце жизни кардиналом, Томаш Шпидлик, который мог часами анекдоты рассказывать. При этом он был самым большим специалистом по Феофану Затворнику. Затворника он расписал на карточки, то есть пытался систематизировать его наследие.

Мне кажется еще, что нам очень не хватает некоторых простых объяснений, я как всегда думаю про всё с точки зрения массовой информации. По своему опыту работы в приходской библиотеке и по недавнему опыту некоторых светских сайтов видно, что огромное количество людей интересует просто какое-то внятное базовое и адекватное разъяснение о том, в чем, собственно, между нами разница, что мы принимаем, что не принимаем, чем вообще католики отличаются от православных, чем отличаются и те, и другие от протестантов и чем всё это вместе отличается от ислама и буддизма.

Я помню, что когда я работала в приходской библиотеке, то книжки по сравнительному богословию Свято-Тихоновского института пользовались огромным спросом, огромным интересом, и бабушки с тремя классами церковно-приходской школы брали и пытались разобраться, что и. Не хватало как раз простого, внятного и короткого объяснения.

Давайте действительно попытаемся, не больше трех отличий с той и с другой стороны. Отец Кирилл, не больше трех, по существу. Отец Владимир, ваш ответ. Плюс Папа и филиокве. Про целибат есть несколько историй и вопрос.

Прекрасный отец Иоанн Танвеер из Пакистана был сначала католическим священником, потом разочаровался в католичестве, ушел из Католической Церкви, женился и через несколько лет был принят в Православную Церковь, сейчас он один из тех исповедников, которые сегодня строят Православную Церковь в Пакистане. Вторая история от одного православного священника, который тоже ушел из католичества, и главной причиной своего ухода он назвал то, что очень было тяжело примириться с мыслью о целибате, и поэтому православие стало прекрасной возможностью одновременно иметь семью и служить у престола Божия.

Насколько я понимаю, в Католической Церкви сейчас идет дискуссия по поводу возможной отмены целибата.

Так ли это и что будет, если вдруг это произойдет, будет ли раскол? На уровне учительства говорится, что целибат — не божественный закон, естественно, существуют католические церкви восточного обряда, в которых есть женатое духовенство. Но для подавляющей части Церкви это принято как правило церковной жизни, которое себя зарекомендовало и подтвердило. Это действительно дисциплинарные вещи, они не на уровне Откровения, хотя и связаны с ним.

Однако людям кажется, что если было принято некое дисциплинарное решение, то оно так же легко может быть отменено. Карл Ранер, выдающийся католический богослов XX века, по этому поводу говорил: Чтобы быть епископом, чтобы решать что-то в Церкви, ты должен быть монахом. Если ты женатый священник, если ты счел, что для тебя это так важно, значит, ты остаешься на каком-то другом уровне церковной жизни, другом уровне принятия решений.

Это наличие двух классов духовенства меня, честно говоря, очень смущает в Церкви. У меня был замечательный знакомый, он уже старшего поколения священник, очень известный библеист, но очень своеобразный человек.

На самом деле это сложный момент. Почему этот вопрос возникает в разных формах в разное время — интересная тема для размышлений. Петиции пишутся же, правильно? Есть такие инициативные тетеньки, да… Священник Кирилл Горбунов: Просто есть представление, что можно принять некие решения, которые сами собой по волшебству изменят ситуацию. Но петиции-то в основном от тетенек, а не от дяденек. Один мой знакомый священник когда-то сказал: Я, относясь, конечно, скептически в целом ко многим таким усилиям, с большим уважением отношусь к тому, как держится сегодня Католическая Церковь, отстаивая целибат или, по крайней мере, находя какие-то аргументы для массового сознания в отношении целибата.

Обычно говорят еще, конечно, о разных догматических различиях и этому посвящено много серьезных работ. У нас, как заклинание повторяют обычно одно слово — фелиокве добавление к латинскому переводу Никое- Константинопольского символа веры, принятое Западной Римской цервокью в XI веке в догмате о Троице: Это, может и печальное обстоятельство, что богословие в серьезном смысле верующих уже не занимает как было в минувшие века серьезных богословских споров.

Но в любом случае все нынешние догматические различия между католичеством и православием преодолимы. То есть, это не то, за что люди сегодня будут умирать и убивать. Таких догматических различий. Надо бы просто понимать, что католичество — это другая духовная школа.

Есть школа восточная, а есть школа западная. Но церковь поместная и воспринимается как местная - в ней исчезает это универсальное, христианское устремление, она замыкается в собственной государственно-политической, национальной реальности. Это свойство всех православных церквей, которые приняли поместную структуру и тесно связаны со своим локальным миром. При этом поместные церкви ведь не были задуманы как несообщающиеся сосуды.

Но, посмотрите, у нас ведь и единства поместных церквей. Посмотрим, что произойдет на Всепровославном соборе, который вот уже в мае пройдет на Крите, и где впервые за двенадцать веков соберутся главы всех поместных церквей. Но то, что мы наблюдаем пока во взаимоотношениях с ближайшей к нам грузинской православной церковью очень далеко от подлинного единства и понимания.

Всеправославным собором, который пройдет в мае этого года на Крите. Ведь тут тоже нет подлинного общения и понимания. Но есть история, которую трудно изменить. Там изданы святоотеческие сочинения, и я сама читала их в переводах на французский и немецкий, там множество исследований отцов-пустынников христианские монахи, аскеты отшельники времени возникновения монашества в IV-V вв.: То есть, хорошо бы нам прежде всего преодолеть наше нежелание ничего знать, как о католичестве, так и о первом тысячелетии неразделенной церкви.

А именно так тот раскол и Реформация в католической церкви и понимаются — как катастрофа.

Католики и православные. Что мы думаем друг о друге? | "Сибирская католическая газета"

После которой была, как известно, эпоха контрреформации, когда католическая церковь яростно защищала свою традицию. И в ту эпоху было в истории католицизма особенно много неприглядного, было много жестокости, была стагнация церкви. И только после Второго Ватиканского Собора кончилась эта контрреформация.

Накопившееся желание новизны и живого общения с миром подготовили этот собор, который решительно изменил положение и состояние католической церкви. Не изменились доктринальные установки, но очень сильно изменился облик и практика католицизма. А у нас и никакого протестантизма нет, а поведение нашей православной церкви сейчас напоминает эпоху контрреформации. Наша церковь почему-то чувствует себя как будто на осадном положении постоянно.

Отчасти это можно, конечно, понять и объяснить теми гонениями, которые церковь пережила при советской власти. При этом я должна сказать, что наша церковь ведь очень разная, пестрая.

В ней есть очень разные люди и движения, которые не становятся каким-то особым духовным течением или орденом, но - это живые, свободные, широко мыслящие, все понимающие священники и миряне, которые делают свое духовное.

католические друзья знакомства для россии

Более тяжелое для священников, чем для таких мирян, как. Но есть нечто, что не дает уйти от церкви. Если это не секрет? Для меня форма православия была единственной хорошо знакомой формой веры. Уже позднее я познакомила с католической традицией, и продолжаю с ней знакомиться всю жизнь. Не в смысле какого-то формального объединения церквей.

Католики и православные. Что мы думаем друг о друге?

Помимо, собственно, анкет, здесь работает несколько дополнительных сервисов: Интересно, что ежедневно на главной странице сайта в отдельном разделе вывешиваются анкеты тех зарегистрированных пользователей, которые отмечают в этот день именины.

Попроще выглядит раздел знакомств на православном портале "Чайка". Унифицированные анкеты здесь также присутствуют, однако сортировать их довольно сложно. Изначально они разделены на мужские и женские, но в дальнейшем возможно лишь использование фильтра по месту жительства в списке около 70 городов и регионов, как России, так и зарубежья. Особо следует сказать о службе знакомств для старообрядцевнедавно начавшей свою работу на сайте "Костромской старообрядец".

Ресурс, само существование которого опровергает широко распространенный тезис о замкнутости и "дикости" староверов, пока еще не слишком наполнен — зарегистрировались всего лишь восемь человек.

Впрочем, они представляют уже четыре страны Россию, Израиль, Австралию и Латвию. Сайт построен по классической схеме — анкеты и поиск по ним, с обозначением интересующих данных. Примечательно, что среди пунктов анкеты здесь есть и несколько неожиданный для христианского сайта: На стыке вышеописанных типов сайтов знакомств находится служба "Добрые знакомства для православных".

С одной стороны, здесь имеется форма анкеты, обязательная для заполнения при регистрации. С другой — содержательных пунктов в этой анкете, за исключением электронного адреса и места жительства, практически.

Основную информацию предлагается сообщить в графе "О себе" в вольной форме. Особенностью сайта является то, что в общем списке выводится не краткая анкета, что характерно для большинства служб знакомств, а заголовок. Это побуждает пользователей делать заголовки своих анкет как можно более завлекательными. При этом можно встретить как квинтэссенцию содержания анкеты "Ищу православного мужа лет"так и туманно-романтические строчки "А вдруг, это письмо именно тебе?

Христианские знакомства

Удивительно, но российские католики, при всей своей демонстративной "включенности" в современный ритм жизни, службой знакомств в Интернете до сих пор не обзавелись. По крайней мере, такой службой, чтобы ее можно было свободно найти, используя обычные поисковые машины. Вопрос о необходимости "своего" сайта знакомств даже всплывает на некоторых католических форумах. Впрочем, эти же самые форумы, по свидетельству их посетителейвполне справляются с ролью "мостика" для единоверцев.